Чертоги ВЕЛЕСА
Меню сайта
Категории каталога
Глинка Григорий Андреевич [1]
Лев Рудольфович Прозоров [4]
Родился в 1972 году х.л. в городе Ижевске. Закончил истфак и аспирантуру Удмуртского Государственного Университета. Специальность 'Древние славяне и Киевская Русь'. Тема кандидатской диссертации 'Социокультурная архаика в русском былинном эпосе'. Русский. Счастлив в браке)). Вероисповедание: Язычник-Родновер. Славянское имя Озар Ворон. Наиболее почитаемое Божество: Велес. Политические убеждения: русский НС.
Боги Славян. Язычество. Традиция [1]
Наш опрос
Вам здесь нравится?
Всего ответов: 133
Главная » Файлы » Славянская история » Лев Рудольфович Прозоров

Выбор каган-бека
[ ] 12.09.2008, 13:12
ОЗАР ВОРОН – ЛЕВ ПРОЗОРОВ
ВЫБОР КАГАН-БЕКА БУЛАНА

Это будет совсем другой каганат.

Великое побоище в долине Ардебиль отгремело. После недавнего лязга железа, свиста стрел, ржания и топота коней, воинских кличей и предсмертных воплей казалось, что настала тишина - хотя тишины, конечно, не было. Победители - воины каган-бека Булана - созывали своих, ворочали, обдирая, вражьи трупы, волокли к месту погребального костра тела соратников. Стонали раненные - иногда, если раненным был араб эмира Джерраха, стон обрывался в короткий вопль, переходящий в клекот перерезанного горла. Тех, кто разорил могилы пращуров под Беленджером, хазары в плен не брали. По их примеру поступали и их союзники - славяне из племен донских антов, чигов и качуров - да и далеко б им было вести ненужных полоняников. С отрядом пришельцев, о который разбился последний, страшный в своем отчаянном напоре, натиск арабской конницы во главе с самим эмиром и его телохранителями, все было еще проще - они недавно пришли в хазарские предгорья, жили в шатрах, вопреки привычке, и рабов им было вести некуда. Чужаки держались в хазарском войске особицей, их враз можно было признать, точнее, сказать, их невозможно было б перепутать с остальными воинами Булана. Отличались они от синеглазых антских бойцов с пшеничными усами и прядями на макушках бритых голов; отличались и от плосколицых, скуластых, узкоглазых хазар. Добротный железный доспех также выделял чужаков и среди стеганок антов, и рядом с вываренными в рыбьем клею кожаными кафтанами степных наездников.  
И сражались они плотным строем, двигавшимся неторопливо - и страшно. Били, как одной рукой, шагали вперед - как одной ногой, разом смыкали в сплошной панцирь щиты под ливнем арабских стрел. И - диво дивное - пешие, они стояли против конницы, в отличие от антских дружин, не особенно, похоже, и нуждаясь в конных отрядах, прикрывавших фланги.  
А когда кольчужные конники Джерраха, приберегшего их, словно хитрый купец деньги до хорошего товара, прошли, расшвыривая легких всадников с длинными косами из-под овечьих шапок, в сердце хазарского войска, когда анты, по-волчьи щерясь, уже рвали с татуированных плеч доспехи-стеганки и белые рубахи, готовясь голыми уйти в мир мертвых, старейшина пришлых, стоявший в позолоченном шлеме под знаменем с изображением львиной головы, махнул рукой. И чужаки ударили вперед - пешие на конных. Полегли многие - но натиск стальной лавы остановился, а когда над плотным строем их больших щитов вознеслась на пике голова в зеленой эмирской чалме поверх шлема дамасского булата - арабы побежали...  
Они, похоже, были убеждены, что на дуване их не обделят добычей. Не суетились, не рыскали по заваленному телами полю вперегонки с коршунами и шакалами, больше заботясь о своих раненных, чем о поживе. Недавно над ними смеялись - за то, что в битве не орали так, чтоб Боги на небесах слышали, не гремели, как анты, оружием о щиты. Теперь их спокойствие, не поколебленное беспощадной сечей, внушало почтение.  
Булан подъехал к главе чужаков. Тот сидел на траве и девушка в доспехе - его дочь - перевязывала седую голову. Надрубленный позолоченный шлем лежал рядом. С кольчуги скалились львиные морды - такие же, как на знамени пришлых. Каган-бек, почитая старшего, приветствовал старейшину иноплеменников первым, соскочив с коня.  
- Добрая была сеча, каган-бек, - разошлись в улыбке губы под ястребиным носом пришельца.  
- Добрая, - кивнул шлемом каган-бек. - Но без вас она могла бы стать не такой доброй. Отчего вы так хорошо деретесь? Вы из мирного народа, я знаю. Мы, анты, аланы, буртасы - здесь все живут войной, но таких хороших воинов я не видел.  
Прямота молодого вождя, казалось, позабавила старика. Он подумал, вздохнул и произнес:  
- Нам помогает сражаться наш Бог. Мы зовем Его Господом Воинств.  
- Ха! - побратим каган-бека, вождь черных болгар, Батбай, спешившийся вслед за вождем и названым братом, недоверчиво тряхнул головой. - Вы из страны Румов. Я знаю веру румов, знаю их Бога. Он - слабак, хуже, труп, висящий на дереве. Его люди - плохие воины. Они даже называют себя - рабами.  
Глаза старика потемнели.  
- Не равняй нас с ними, храбрый наездник! Мы не молимся трупам, тот из нас, кто коснется мертвечины, не смеет входить в святилище или есть с другими, пока не очистится! И мы не называем себя рабами - ибо мы сыны у Господа, Бога нашего. Да, они многое переняли у нас, те, кто пошли за Назареянином. Вся их мудрость, все, к чему стоит прислушаться в речах их священников - все взято из наших книг, из речений наших учителей. А теперь они гонят нас, будто бесчестный и наглый должник - пришедшего за займом благодетеля, как пригретый из милости пасынок - постаревшего и ослабшего отчима. Мы должны покидать свои земли, могилы предков только из-за того, что не хотим променять древнюю веру, которой тысячелетия служили мудрецы, цари и полководцы, на суеверие полукровок и рабов, выдуманное полуграмотным байстрюком, нахватавшимся вершков древней мудрости, всего лишь семь веков назад!  
Каган-бек поперхнулся, с трудом удержавшись от более явных проявлений оскорбительного недоверия. Всего лишь! Песни хазар помнили прошлое на двенадцать поколений назад - это три века. "Новая" вера, от которой ушли эти люди, была вдвое старше древних преданий. Насколько же стара вера самих пришельцев?!  
Из того немногого, что он знал о вере пришельцев, ничего не отвращало его сердце. Ну, разве что расплывчатые слухи о некоей тайной ране, что принимал на тело мужчина, посвящавший себя Тому, кого их старейшина назвал Богом Воинств. Но страшна ли рана для воина? Впрочем, чужаки никому не навязывали своей веры, и даже, скорее, прятали ее. Это само по себе соблазняло - прячут самое ценное, разве нет?  
Вечером он пришел в палатку старейшины чужаков. После вежливого разговора ни о чем - дани обычаю, как и разделенная трапеза, накрытая дочерью старика на походном столе - каган-бек перешел к делу.  
- Сегодня ты говорил мне о своем Боге. Я давно думаю о том, что хазарам нужен новый покровитель на небесах. В нашей державе слишком много племен, и почти у каждого - свой Бог. Свои боги у аланов и савар, свои - у нас с болгарами и барсилами, свои у буртасов, анты молятся Громовержцу Перуну. Все идут за нами, пока мы побеждаем - но никто не побеждает вечно. Так жили гунны, так жили тюрки. Где ныне их победы, их слава, их сила? Первое поражение - и все рассыпалось. А те державы, где у всех один Бог - стоят веками. Как Рум. Как арабы. Но если я подниму над всеми Богами Хазарии нашего Танры - оскорбятся аланы, савары, буртасы с мадьярами, и наши лучшие воины - чиги и качуры. Если я приму Распятого - это значит, я поклонюсь лживому косирху из Константинополя. Если я поклонюсь Аллаху - я стану слугой халифу в Багдаде, воины которого потрошили курганы наших предков. Я не хочу ни того, ни другого, ни третьего.  
- Твоя речь - речь мудрого правителя, Булан-бек, - негромко произнес старый воин. - Ты хочешь веру, приход которой не будет означать возвышение хазар над их союзниками, но - справедливое уравнивание всех перед Богом. И ты не хочешь чересчур сильных учителей в этой вере, которые пытались бы стать твоими повелителями. И ты подумал о нашей вере.  
- Не только поэтому, - проговорил, опустив глаза, Булан. - твои воины славно бились сегодня, и это видели все племена Хазарии. Многие захотят после этого дружить с... Господом Воинств. Сразу видно - этот Бог поймет воина. Но я хочу знать больше о вашей вере. Расскажи мне о Боге, которому вы служите.  
- Ну что ж... - старик глянул на дочь, та понятливо склонила голову и исчезла за занавесью - ни к чему женщине слушать мужской разговор. Взгляд, которым проводил ее молодой вождь хазар, подсказал старику еще одну причину, склонившую сердце Булана к вере чужаков. Что ж, так ли важно, каким путем человек придет к Истине? Господи, неужели конец скитаниям и преследованиям? Неужели Господь Сил посылает им новый дом, новую Родину? Неужели древняя вера в кои-то веки обретет силу державы?!  
-Что ж, Булан, - повторил Сергий Эдесский, последний Лев Восточной Римской империи, - я охотно расскажу тебе о Митре.

С согласия автора

Категория: Лев Рудольфович Прозоров | Добавил: Gothic_Monster
Просмотров: 1050 | Загрузок: 14
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Рунный посох: официальный сайт фестиваля ведических искусств Общество Белые Традиции
Стрибожи Внуци – славянский языческий металл Кром – русский языческий вестник
Славянская Библиотека: книги, статьи, языческая музыка разных стилей, клипы языческих музыкальных коллективов, видео, ссылки, юзербары, Вече. Віче: рідновірський інформаційно-аналітичний ресурс: офіційні документи, інтерв'ю, статті, новини, творчість, крамниця, буде, web-конференції, фоторепортажі, контакти.
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Волк Велеслав © 2017
Используются технологии uCoz